Выставки и события
«Эпизоды: Александр Солженицин / Евгения Гинзбург». О выставке. 11 апреля - 2 мая 2012 г.

Биография Е. Гинзбург

Фоторепортаж открытия

Отзывы

Основной материал проекта — 2 серии фотографий. Первая серия — фотографии Юрия Белова — 2 дня из посещения Александром Исаевичем Солженицыным Владимирской области — встречи и выступления августа-сентября 1994 года, вскоре после его возвращения в Россию. Вторая серия — 3 сессии фотографий Олега Введенского Евгении Соломоновна Гинзбург в Львове 1963-1965г.г. — времени написания ею 1-го тома книги «Крутой маршрут — Хроника времен культа личности». Проект предполагает экспозицию фото-инсталляций вышеназванных серий фотографий, направленную на формирование оптики «близкого видения» этих знаменательных фигур русской литературы и общественной мысли. Не хронология и биографические факторы, а скорее личности и их понимание своей миссии через выражения лиц, жесты и позы, взгляды и выражение эмоций — является содержанием экспозиции, построенной из разно-форматных фотографий А. Солженицына и Е. Гинзбург. Общее количество фотографий более 100. Экспозиция предполагает также своеобразный пролог: инсталляцию «Самиздат» и увеличенную гравюру А. Аксинина «Казнь Марии Стюарт или Книга на плахе» и эпилог, состоящий и серии современных фотографий солженицынских мест Ростова-на-Дону. А также фотографии дома в Львове, в котором в 60-е годы жила Е.Гинзбург и где был написан первый том книги «Крутой маршрут. Хроника времен культа личности».

«Их всего-навсего трое, крупных литературных талантов, выживших в сталинских лагерях и описавших пережитое: А. Солженицын, Е. Гинзбург и В. Шаламов».
Григорий Свирский «На лобном месте», 1979

«Это история выживания. Классика жанра — двухтомник Евгении Гинзбург, изданный еще в самиздате. Поразительно, насколько точно все последующие любительские мемуары воспроизводили структуру гинзбурговской книжки. ... У мемуариста есть естественное желание идентифицировать себя с Гинзбург, Солженицыным, может быть, даже Шаламовым»
Орландо Файджес «Сейчас идет война, война за сохранения памяти», Журнал «Сноб» № 10(13), 2009

«Приезд всемирно известного писателя А.И.Солженицына во Владимирскую область на самом рубеже лета и осени 1994 года явился, конечно, большим событием. Программа была насыщена до предела встречами с людьми во Владимире и в Гусь—Хрустальном районе — тех местах, где Александр Исаевич когда—то жил, работал учителем математики и активно занимался литературной деятельностью. Это поселок Мезиновский (бывший Торфопродукт) и деревня Мипьцево, а также село Палищи, на кладбище которого нашла свой последний приют его бывшая хозяйка, простая женщина—праведница Матрена Васильевна Захарова (1896-1957), героиня одного из самых известных рассказов «Матренин двор».
Юрий Белов «Приезжал Солженицын в Суздаль на велосипеде», 2012



На снимке: А.И.СОЛЖЕНИЦЫН отвечает на вопросы редактора газеты «Вечерний звон» Ю.В.Белова.
Фото П.Соколова (г.Владимир)


Приезжал Солженицын в Суздаль на велосипеде

Приезд всемирно известного писателя А.И.Солженицына во Владимирскую область на самом рубеже лета и осени 1994 года явился, конечно, большим событием. Программа была насыщена до предела встречами с людьми во Владимире и в Гусь—Хрустальном районе — тех местах, где Александр Исаевич когда—то жил, работал учителем математики и активно занимался литературной деятельностью. Это поселок Мезиновский (бывший Торфопродукт) и деревня Мипьцево, а также село Палищи, на кладбище которого нашла свой последний приют его бывшая хозяйка, простая женщина—праведница Матрена Васильевна Захарова (1896-1957), героиня одного из самых известных рассказов «Матренин двор».
31 августа 1994 года. По приезду во Владимир писателю был устроен прием в областной администрации. Потом гостя провели по достопримечательным местам старинного города: Золотые ворота, Успенский и Дмитриевский соборы, Рождественский монастырь, который более 70 лет кощунственно арендовали у «истории» органы ЧК, ОГПУ, МГБ, КГБ. Вечером в областном Дворце культуры его ждали владимирцы-почитатели, журналисты и просто любопытные.
Среди них был и я, в то время собственный корреспондент владимирской газеты «Всполье». В 1990 г. я выписывал журнал «Новое время» и, помню, с большим интересом прочитал произведение А.Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». В Суздале, на территории бывшего Спасо-Евфимиева монастыря, в 1930-х годах функционировала Суздальская тюрьма особого назначения (СТОН), я потихоньку собирал материалы по этой теме. Но на встрече во Владимире главным для себя я посчитал запечатлеть знаменитого писателя и гостя Владимирской земли на фотопленку.
Вход на встречу был объявлен свободным. Но когда зал был уже заполнен, милиция и ОМОН грудью встали на пути, пытались перекрыть поток желающих. Возникла угроза скандала (не пускали даже журналистов). Кончилось тем, что народные массы заполнили проходы, все свободное пространство зрительного зала. Встреча началась с запозданием на четверть часа.
А.И.Солженицын энергично вышел на сцену и сказал, что командовать парадом будет он.
— Я еще не кончил ездить по России.— сказал Александр Исаевич. — В поездках по городам я собираю для себя впечатления от местных настроений, пожеланий, и поэтому у нас везде был такой порядок, который себя оправдал. Начинается с того, что выступают по 4—5—7 минут желающие, а я в качестве старательного секретаря все записываю. После того как выступит изрядное количество людей я подведу итоги: на что смогу, на то откликнусь.
У меня был хороший объектив «телевик», поэтому я с разных точек, крупно, снимал Александра Исаевича. На вопросы он отвечал эмоционально, порой страстно. Я чувствовал себя как рыба в воде.
Утром следующего дня, это было 1 сентября, в День знаний, А.И.Солженицына повезли в Мезиновскую среднюю школу, в которой он в 1956–57 годах работал учителем математики. Поселок Мезиновский, возникший на месте торфоразработок, на один год моложе писателя. Бывшего учителя у входа в новое здание школы ждали новое поколение учителей и подрастающее поколение с портфелями и букетами цветов, родители, а также заблаговременно приехавшая большая группа журналистов, включая иностранных. Редакция «Всполья» направила специального корреспондента, но в легковой машине, к счастью, нашлось место и для меня. Я ехал по доброй воле.
Утренняя прохлада и солнце создавали приподнятое настроение. Как только А.С.Солженицын вышел из машины, взоры всех собравшихся устремились на него. Довольно высокий крепкий старик с уверенной походкой. Одетый в светлую рубаху навыпуск, писатель был похож на Льва Толстого. Такой же «матерый человечище». Между прочим, когда Александр Исаевич жил в доме у Матрены Захаровой, у него перед глазами на радиоприемнике стоял в картонном паспарту портрет великого русского писателя, которому будущий старался во всем подражать. «Может быть, и в учительской деятельности Солженицына стоит поискать традиции толстовской яснополянской школы? — читаем в газете „Слово“ Владимирской областной писательской организации (N2 за 1990 г.). — Мысль не праздная. Бывшие ученики Александра Исаевича до сих пор вспоминают увлекательные и очень необычные уроки математики. Нередко занятия проводились не в классе, а где-нибудь в лесу, в поле».
На площадке перед входом в школу состоялся небольшой митинг. Через 37 лет А.И.Солженицын призвал учащихся не поддаваться на льстивые и лживые соблазны сегодняшней жизни взрослых — некоторых, не вставать на путь того, что и знания не нужны, и труд не нужен, и честность не нужна, хотя они видят, что преуспевает в жизни тот, кто нечестен, кто не трудится и ничего не знает. «Я желаю вам прежде всего нравственной чистоты, которая откроет вам путь к трудам и к знаниям! — сказал писатель. — Я прошу вас учиться со всем усердием, гордиться тем, что вы трудитесь и вы получаете знания, ибо вот это — нетленное сокровище — будет вам на всю жизнь!»

После посещения школы, бесед со старшеклассниками и учителями А.И.Солженицын и сопровождавшие его лица проследовали в деревню Мипьцево. Дом М.В.Захаровой не сохранился. На его месте стоял похожий на Матренин, недавно перевезенный из другой деревни, который поклонники таланта Солженицына намеревались превратить в «мемориальный литературный памятник». Писателю польстило, конечно, такое внимание. Возле дома—новодела писателя встретила группа людей, одетых в красочные народные костюмы, которые с хлебом—солью встречали Матрениного постояльца, а также песней «Деревенька моя». Была тут и приемная дочь Матрены А.В.Романова, которая с трех пет до замужества жила у нее. Потом А.И.Солженицын прошел в пустующий дом—будущий музей, где нет пока никаких предметов, мебели и даже света. В полутьме писатель осмотрел помещение, рассказал, что и где находилось в доме у его хозяйки.
Осмотр проходил в темпе. Журналисты, в том числе с телевидения, суетились, щелкали затворы фотокамер. Я тоже крутился, стараясь сделать кадр покрупнее и поинтереснее.
Набравшись смелости, я приблизился к писателю по дороге от «Матренина двора» к машине. Вопрос у меня был серьезный: в 1992 году к приезду в Суздаль президента Итальянской Республики Ф. Коссиги на городском православном кладбище с согласия местных властей был установлен памятник итальянским военнопленным с надписью «Здесь спят вечным сном погибшие итальянцы», хотя в архивах не обнаружены документы, подтверждающие это; итальянцы (647 человек) «спят вечным сном» в Суздальской земле, но не здесь, а в чистом поле ... Интересно, как А.И.Солженицын, бывший участник войны, относится к такому факту?
— Я не могу говорить о таком факте.- ответил он.- Я не знал его вообще, не знаю истинного основания, кто там лежит. Вы не требуйте от меня всего на свете — я в этой жизни не участвовал в это время, не могу ничего сказать.
Сел А.И.Солженицын в «РАФ», дверь как в купе вагона сопровождавшие его лица закрыли, и машина взяла курс на Палищи.
Я же побежал к машине БМВ, в которой меня поджидали друзья из редакции газеты «Всполье». В церкви Ильи Пророка села Палищи была отслужена панихида по рабе Божьей Матрене, а потом все пошли пешком к ее могиле на кладбище. Хорошая асфальтовая дорога. Александр Исаевич шагал бодро. По обе стороны рядом шли люди. Журналист справа (из г. Гусь-Хрустального) задавал какие-то вопросы, пока на него не шикнули. Я шел за этой шеренгой, глядя Солженицыну в затылок. Надежд на продолжение беседы не было никаких. В отчаянии я решил задать элементарный вопрос, ответ на который совсем не требовал напряжения, но для меня был принципиально важен.
— Александр Исаевич, а в Суздале вы не бывали?
— В 1958 году я там был. — ответил писатель, не оглядываясь.
— В 1958 году? Вскоре после освобождения, да?
— Вскоре после освобождения — на велосипеде.
—О!— воскликнул я удивленно—обрадованно и так, видимо, эмоционально, что Александр Исаевич добавил:
— Да.
— А откуда ехали, из Мезиновки?
— Нет. Начал из Рязани, через всю Мещеру проехал, потом во Владимир, потом Суздаль, Боголюбово, а потом дальше еще круг целый — до Ярославля, Ростова Великого. Большой круг сделал.

За разговором мы подошли к кладбищу. Возле скромной могилы М.В.Захаровой был совершен небольшой молебен. То, что это была праведница, доказывал луч солнца, освещавший букет цветов на могиле. А.И.Солженицын стоял со свечой, чтя память Матрены Васильевны. На надгробной плите висела овальная керамическая фотография праведницы, сделанная незадолго перед ее трагической смертью Александром Исаевичем.(Могилу привели в порядок специально к приезду писателя). «Раз только запечатлел я, когда она улыбалась чему—то, глядя в окошко на улицу»...
Почти целый день я провел в Гусь-Хрустальном районе. Мне удалось сделать довольно много фотографий А.И.Солженицына. Я был доволен. Встречи с А.И.Солженицыным запомнятся на всю жизнь.

Юрий БЕЛОВ

Открытие ростовской выставки в Львове

Наш адрес: Ростов-на-Дону, Шаумяна, 51. Телефон для справок: 240-38-72
Часы работы: с 12 до 19 часов
Выходные дни - понедельник,вторник
Вход бесплатный