Художники
Герман Травников

Работы с выставки «Этюд акварелью»

Отрывки из «Книги о художнике, написанной друзьями в честь его 70-летия и иллюстрированной им самим» (книга вышла в свет в декабре 2007 г.)

«...Самая, быть может, характерная особенность пейзажей Травникова — безразличие автора к «приятным» или эффектным мотивам, Это свидетельство истинно пейзажного отношения к природе. Какой-то наследственной памятью безошибочно узнаешь в травниковских работах свое, родное... Да, это все наше — былинный разбег("Степь да степь кругом..."), широкие реки("Разливы рек ее, подобные морям..."), суровые и долгие зимы, бескрайние леса — от прокаленных степей до студеного моря. Все огромное, чрезмерное... Не от этих ли просторов наш характер? Русская широта и душевная щедрость, безудержность в работе и гульбе, в веселье и тоске?...»
(Вячеслав Веселов)


«Все мы родом из детства. Из тогдашних, порой забытых или сбывшихся мечтаний, стремлений... Судьба будто затевает с каждым игру: кому быстрей и отчетливей увидится, что должно стать самым главным — и навсегда... Именно к таким счастливцам относится художник Герман Травников.
Детство и юность будущего художника пришлись на суровую пору. Но всегда спасал и одаривал красотой лес, воспитывала природа, в органичном единении с которой рос мальчишка. Интерес к рисованию пришел рано. В школьные годы появилось немало рисунков с натуры: Герман увлеченно рисовал сосны, животных, сверстников и родных. А первая персональная выставка состоялась в 1954 году в школе с.Исетского, где старшеклассник Герман Травников показал около двадцати своих карандашных портретов и пейзажей акварелью.»
(Ольга Науменко)


...«А теперь спросим себя — а можно ли без родины стать художником, можно ли отречься от родной почвы и при этом создавать шедевры то ли в живописи, то ли в поэзии, одним словом, в искусстве? Вопрос этот, наверное, риторический и все таки справедливый. По крайней мере, оглянитесь вокруг, задумайтесь — и вы содрогнетесь, — за последние два-три десятилетия в нашей культуре расплодилось столько людей без роду, без племени, этаких граждан мира, для которых все родное, святое заменилось зелененькой бумажкой. И теперь выше доллара ничего нет. Но откуда эти люди? Может быть спустились с луны? Может быть. Иначе, почему у них на картинах, да и в книгах, и в музыке — такой же «лунный пейзаж». И попробуй разобраться в этом нагромождении заумных символов и метафор, в этой какофонии звуков и слов, напоминающих лексикон дикаря. Но не будем отнимать хлеб у искусствоведов, — пусть они разбираются в этих новациях. Нам же интересно живое искусство, живая жизнь. Такая, к примеру, которая предстает на полотнах Германа Травникова.. И я думаю, правы те, которые считают, что ведущей темой в творчестве этого художника стала земля курганская, наша отчая, родная земля. Да, это правда, конечно же, правда, ведь особая теплота и сердечная боль исходит именно от тех его полотен, где он обращается к родному дому,, к своей деревенской родне и природе, с которыми на всю жизнь у него осталась та «самая жгучая, самая смертная связь». Ведь именно там, в бесконечно дорогих для него — Мехонке и Боровлянке, среди полей и березовых рощ — истоки его таланта, начала всех начал. Там же — и многие его темы и сюжеты, и, конечно, мечты. Там же душа поклялась перед Богом — никогда не забывать свое детство, свою родную улицу и теплые материнские руки. Все эти чувства он пронес через свою многотрудную жизнь. Больше того, с каждым днем, с каждым годом эти нравственные правила в его творчестве только крепли, наполнялись глубинными философскими раздумьями о жизни и смерти, о земле и космосе, и, конечно же, о хлебе насущном..."
(Виктор Потанин «Среди полей»)


«Клянусь честью, — писал А. С. Пушкин, — что ни за что на свете я не хотел бы переменить Отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков.» Утверждение великого соотечественника Герман Алексеевич Травников разделяет полностью. Родина для Травникова священна. Ему дорога ее история — будь то героические свершения, невзгоды или мерный ход развития...
Травникова называют корифеем акварельной живописи. С его именем, как писал член-корреспондент Академии художеств СССР Б.В.Павловский, связаны наиболее крупные и принципиальные достижения курганской акварели. Работая в акварели многие и многие годы, Травников считает, что этот вид живописи, как наиболее отзывчивый и чуткий к движениям человеческого сердца, позволяет ему выражать то, что он больше всего ценит в искусстве — истину и красоту."
(Людмила Малахова «Родина. Время. Художник»)


«Мне кажется, что все, что происходит в жизни Германа Травникова, является воплощением хорошо продуманного замысла — лично его, или Высшего — не знаю. Конечно, хочется думать, что Художник вообще, в силу отпущенного ему Богом дара, должен быть под Его особым покровительством при всех испытаниях, хорошо знакомым каждому музыканту, писателю. Не миновали испытания и Германа Травникова. Но ни слава, ни раздражение собратьев по ремеслу не уменьшили ни на йоту какую-то почти первобытную его радость от соприкосновения к кисти, краскам, неизбывного счастья быть один на один с природой! Я всегда верил, что художник, запечатлевая нечто, познает душу изображаемого и нет для него в мире ничего не одухотворенного... И, к счастью моему, в очень многоих работах Германа я это чувствую!
Понятно желание каждого человека иметь собственный дом. Не клетку в многоэтажных курятниках-инсулах, а настоящий дом на своей земле с садом, дорожками, цветами, деревьями, небом и птицами, собаками и кошками... Надо ли говорить о том, как важно для художника отсутствие 2милых» соседей и прочих прелестей коллективного бытия. Есть у Германа теперь свой Дом... Новый дом — новая жизнь! Какой восторг вдыхать аромат свежеструганного дерева! Как долго он живет еще в доме, будоражит кровь. Но сколько забот, обманов, предательств, бюрократических пут пришлось преодолеть Герману, пока высоко не вознес свою башню с витражами новый дом рядом со старинным парком. Как все мы были рады этому!
Дом радостно встречает многочисленных друзей, гостей. Совершенно по праву он находится в центре города, рядом с садом декабриста Розена, превратившись в один из мощных очагов культурного притяжения. Иногда поток посетителей столь плотен, что начинаешь волноваться за художника. Так хочется, чтобы его творческой работе ничего не мешало. Но Герман Алексеевич успевает все: писать, давать мастер-классы, участвовать в многочисленных выставкомах, проводить творческие встречи, работать в художественном совете филармонии, ездить в командировки чуть ли не на край света, давать многочисленные интервью и т. д. И т.п. А приходим к нему вечером, и нас уже ждет, щедро накрытый стол со знаменитой ароматной ухой! Позже поднимаемся на второй этаж в мастерскую с камином и старинным роялем, где и начинается самое главное — художник знакомит нас с новыми твореньями..."
(Сергей Потапов «Дом художника»)


«...Это не выдумка, правда: солнце в Польше светит как-то иначе, чем в Греции или в Норвегии. Возможно, тут все дело в почве — глинистой или песчаной, или в климате, или в близости моря... Может быть, не каждому человеку это видно сразу... Но художник потому и художник, что он зорче и ярче видит, и не только глазами, но и сердцем. Во всяком случае, совершенно невозможно перепутать в акварелях Германа Травникова туман в тундре и туман над осенними лучами Зауралья. Так лоскутное одеяло ухоженных полей Польши, зреющих под своим родным, ярким, но не жгучим польским солнышком, не спутать с зауральским размахом полей...
...В 1971 году прошлого столетия, еще на волне хрущевской «оттепели», в Щецине состоялась выставка «Биеннале живописи стран социализма». Именно на этой выставке и заметили российского, простите, советского художника Германа Травникова. Наградив бронзовой медалью за акварельную живопись (серия «По Енисею»), его пригласил на международный пленэр «Осеки» близ Кошалина. Гостей небольшого и мало кому известного польского города Кошалин объединяли в 1973 году глобальные вопросы: художник и его место в мире, Земля, космос, прогресс, цивилизация. И круг гостей был широк: графики, живописцы, акварелисты, искусствоведы, ученые. Главным содержанием Кошалинского пленэра, помимо встреч с поляками датчанами, норвежцами, немцами и голландцами — то есть с европейским образом мысли, — оказалась все та же встреча художника с натурой. Это открытие новой, дотоле незнакомой земли, с другим ландшафтом, другим колоритом, другим воздухом.
Акварели Германа Травникова, пронизанные живым ощущением неповторимости польской природы, ее света, ее особенного колорита и созданные, отчасти, как «наш ответ авангардистам» в лучших традициях его собственного стиля — «лирического реализма», так полонили всех, кто повстречался на этом «перекрестке Европы» — даже самых отчаяных «формалистов», — что автора пригласили в Польшу с персональной выставкой, которая с большим успехом прошла в Кошалине в 1975 году.
А в 1979 году в Москве и в польском городе Гута-Котовица состоялись выставки, концептуально обозначенные как «Пейзаж дружбы», после которых в польском посольстве художнику вручили орден «За заслуги перед польской культурой».
...В польских акварелях Травникова есть особая чистота и тона, прозрачный свет даже в городских пейзажах. Образ солнечного дома, словно в раму вставленный портрет двора, был бы просто красивым и светлым, но, мастер детали, художник пишет светлое облако в небе и гнездо аиста на крыше, — акварель становится счастливым символом крестьянского мира.
...В середине 1980-х годов на пленэре в Летнице, в бурлящую новыми идеями Польшу, приехал признанный мастер акварели, заслуженный художник РСФСР Герман Травников, и обновленная страна встретила его как старого друга, почти по-родственному.
В 1977 году, осенью, в Болгарии художник Герман Травников был удостоен «Серебрянного почетного Знака Николы Маринова. И сегодня, тридцать лет спустя, испытываешь гордость за земляка, читая благодарные слова о том, что он «достойно защитил имя советской интеллигенции и высокую репутацию художников Сибири». Это было то самое время, когда художники, артисты, музыканты своим теплом, талантом, искренностью создавали тонкие, духовно прочные связи, которые нельзя навязывать пропагандой и невозможно уничтожить приказом, потому что они идут от человека к человеку, от сердца к сердцу. Они создавали репутацию личности в противовес репутации системы, действительно сохраняя то уважение к истории системы, действительно сохраняя то уважение к истории другого народа, его прошлому и настоящему, без которого нет перспективы в отношениях — ни между людьми, ни между странами.

(Светлана Кулакова «Дыхание Востока»)
«Восток и Россия — понятия настолько непостижимые по сути, настолько близкие и родственные по географическим понятиям и историческим судьбам. Ещё до знаменитого блоковского «Да, скифы мы! Да, азиаты мы!» русский художник А. Шевченко писал, что «дух востока так вкоренился в нашу жизнь, сто подчас трудно отличить, где кончается национальная черта и где начинается восточное влияние». Не случайно, для наших мастеров искусства тема Востока так притягательна и органична.
Курганский живописец и график Герман Тракников начиная с 1960-х годов буквально исколесил всю страну, в составе всесоюзных акварельных групп побывав в Туве, на кавказе, и в закавказье, Туркмении и узбекистане. Вот почему в творчестве этого мастера акварели так ощутимо дыхание Востока.
В начале 1980-х годов герман травников побывал в Туркмении (1982) и Узбекистане (1984). Средняя Азия встретила шумом весенних ручьев в горах и розовыми облаками цветущих садов в долинах. Ташкент, вновь отстроенный после сильнейшего землятрясения, почти не сохранил архитектурных памятников. Наверное, поэтому, стремясь передать национальный колорит, Герман Травников писал этюды столичных окресностей: тесно прижатые друг к другу домики разной высоты с характерными плоскими крышами, редкие деревья на улицах. Немногочисленным прохожим, кажется, незачем подобно неторопливому ослику на пыльной городской окраине. И только воздушный змей, рвущаяся из рук мальчика в небесную высь, вносит неожиданную романтическую ноту в обыденное звучание городского пейзажа. Может быть, в этой разумной, не суетной жизни и заключается извечная восточная мудрость?
....Тема Кавказа не раз возникала, в творчестве Германа Травникова. В 1980-2 годы он посетил Северную осетию (1981), Армению (1983) и Карачаево-Черкессию (1990)...

Наш адрес: Ростов-на-Дону, Шаумяна, 51. Телефон для справок: 240-38-72
Часы работы: с 12 до 19 часов
Выходные дни - понедельник,вторник
Вход бесплатный